Магазин пчеловодного инвентаря и оборудования для пасеки

8 (49232) 2-48-62
8 910 188 82 81

       

На пасеке – Гордеев и сыновья

       В благословенные доперестроечные времена пчеловодством даже в Коврове промышляли, не говоря об окрестных селах-деревнях. Мед предлагали повсеместно, по домам разносили – и покупали смело, не опасаясь сиропно-сахарных подделок. Дурацкие "реформы" среди прочих сгубили и эту целебную отрасль, по крайней мере – у нас. Ни в одном сельском хозяйстве района сколь-нибудь крупных пасек давно нет, частные насчитывают от силы по пятку ульев. Да и из лесхозов области сберегли пчел лишь в нашем, Ковровском.
        Побывать там мы с директором лесхоза, заслуженным лесоводом России А. Т. Каширским собирались не раз, но все дела не пускали. Наконец в пятницу, 3 августа, после работы сподобились отправиться в неблизкий путь на юг.
        Не доезжая Крутова, свернули направо, на Княгинино, потом снова направо, по пыльной грунтовке среди изобилия некошеных перезревших трав. Никому, видимо, не надобно сено и в деревеньке Бараново, чья единственная улица "по уши" утопает в бурьяне. На окраине – цель нашей поездки, домишко за высоким забором с аккуратными шеренгами ульев на обширной усадьбе. Пока хозяин унимает внушительного пса-охранника и готовится встретить гостей, Анатолий Тихонович вспоминает:
        – ПАСЕКИ в лесхозе никогда не водилось, но мне так хотелось, чтобы у нас был свой мед! Работа в лесу не из легких, никто не застрахован от простуды и прочих болезней, а мед – лучшее лекарство. Но как начинать с нуля, когда нет ничего?
        И тут очень кстати узнал, что в межхозяйственном лесхозе ликвидируют пасеку, без работы остается потомственный пчеловод Геннадий Гордеев. Нашел его, пригласил и понял: дело пойдет. Для начала купили 30 ульев, в Мелеховском лесничестве заложили дом пасечника для их зимнего хранения. Строго соблюдали все условия: пол песчаный, сруб деревянный, сухой. А здесь, в Баранове тем временем обустроили усадьбу, чтобы вывозить ульи на лето, на медосбор.
        После первого собрали 150 кг меда – уже хорошо. А три года назад Геннадий съездил на родину, в Мордовию, где его брат-фермер держит большую пасеку. После той командировки лесхоз закупил еще три десятка ульев, перевезли их на КАМАЗе. В прошлом году Гордеев сделал пять отводков, и теперь у нас 65 ульев (к сведению: в килограмме роя насчитывается до 10 тысяч пчел, в каждом улье – от 3 до 10 килограммов, вот и посчитайте, сколько "подопечных" у Гордеева).
        Постепенно сделали надежные ульи, закупили дымари, медогонки и прочие инструменты. Два года назад медосбор достиг рекордных 700 килограммов. Распределяем по лесничествам, продаем по ценам чуть ниже рыночных, каждому работнику лесхоза достается по 2–3 кг, а больным – до шести. На рынок пока не выходим, все идет в коллектив. Потому и прибыли от пасеки никакой, бывает и убыток тысяч в 100, но я полагаю, здоровье людей дороже.
        Со временем, может, и на самоокупаемость, на доход выйдем, благо за все семь лет ни единого падежа пчел не допустили: условия для них прекрасные, лекарства закупаем вовремя, и пасечник, что называется, от Бога...
        ГЕННАДИЙ ИСАЕВИЧ гостеприимно распахивает калитку и предлагает осмотреть свой "пчелоград". Не помешают и "спецсредства": надеваем шляпы с накомарниками (или "напчельниками"?), сын хозяина Илья раскочегаривает дымарь и подходит к выбранному улью (сам, впрочем, запросто шмыгает по пасеке в одних брюках, а отец спокойно вынимает из ульев кишащие пчелами рамки голыми руками и не опуская сетки на лицо).
        "Своих" трудяги-пчелки явно не обижают, а вот Анатолию Тихоновичу досталось: не заметил, как снизу под брючину заползла злючка и пребольно тяпнула за ногу. Однако внимательно рассмотреть рамку с наполненными медом сотами он не побоялся.
        Геннадий тщательно соскребает содержимое сот в тарелку, ставит чайник и по нашей просьбе вкратце рассказывает о себе.
        Из поколения в поколение Гордеевы прочно сидели на земле, крестьянствовали. И деды, и прадеды неизменно держали пасеки и так основательно поставили хозяйство, что... попали под раскулачивание. Однако династия не прервалась: отец Геннадия три с лишним десятилетия колхозным пасечником трудился, передав эстафету пятерым сыновьям. В "профессионалы", правда, вышли лишь двое, но и остальные по пятку-десятку ульев "для души" держат.
        У 45-летнего Геннадия сыновей ровно столько же, но отца он все равно "превзойдет": жена – в декретном. Старшие в каникулы уже вовсю помогают:
– Работа на пасеке круглосуточная, без выходных, особенно когда рои выходят. Одному трудно – то принести что нужно, то поддержать, рои ловить, по деревьям лазить... Парни здорово выручают. В 2004-м случилось ЧП: сломал я ключицу, работать совсем не мог. Два сына пасеку "вытащили", ни семьи не погубили...
        Так вот и сам он когда-то отцу помогал, а после армии потянуло попробовать себя на новом месте, в 1985-м перебрался в наш район. И когда, думаете, приехал? 14 августа, аккурат на медовый Спас! Устроился пчеловодом в "Агролес", четыре года спустя Загорский техникум по специальности окончил, дело закипело.
        А когда ту пасеку порушили, год простолярничал и перешел в лесхоз, за что и по сей день благодарен Анатолию Тихоновичу:
– Душевный человек, создал все условия, даже мотоцикл выделил до работы добираться. Жена-то у меня мелеховская, там и живем, а основное время здесь провожу... ПОЛЬЗУЯСЬ случаем, А. Каширский интересуется: чем помочь, чего не хватает? Шифер? Пиши заявку, привезем...
– Молодых пчеломаток закупаем в Рязани, – продолжает Геннадий Исаевич, – среднерусской породы, стараюсь ее выдерживать. Там же берем семена трав, повышающих качество меда: сеяли на 5 га синяк, потом увеличили площадь вдвое – отличный медонос, его нам посоветовал доктор наук А. Н. Бурмистров. Еще – пустырник, фацелию, донник высевали, мордовник шароголовый.
        А кругом леса с зарослями малинника, брусничника, черничника, кипрея – полный букет ягодников и трав. Меда в итоге получаются изумительные, полифлорные, насыщенные полезнейшими микроэлементами и витаминами. Липовый, скажем, или гречишный мед лечит от десятка болезней, а наш – от всех. Пчела дает до 6–7 полезных продуктов, и все бесценные. Еще в 1988-м возил я мед в Загорск, и эксперты признали его вторым по качеству после алтайско-сибирских. Потому и не поменяю эти благодатные места ни на какие другие.
– Кстати, местные на пчелиное соседство не сетуют?
– У меня принцип такой: всегда будь человеком – и рядом с тобой будут люди. В медовый Спас – это уже закон пчеловодов – принесу соседям по чашечке меда, угощу (как и семью). В выходные, когда народ из города приезжает, стараюсь с пчелами поменьше заниматься. Ну а если вдруг ужалят – убеждаю, что такой укус только на пользу здоровью. По крайней мере за 15 лет никто еще не уехал отсюда из-за того, что пчелы жалят.
– При нынешнем, мягко говоря, кризисе пчеловодства вам, наверное, и профессиональным опытом обменяться не с кем?
– Сейчас много говорят и пишут о пользе пчеловодства и его продукции – меда, воска, прополиса, перги, маточного и трутневого молочка, даже трупиков пчел, богатых хитином и избавляющих от многих болезней. Но сама отрасль заброшена, молодые сюда не идут. Закон о пчеловодстве – и тот никак не примут, хотя в ряде регионов давно действуют свои. Меня выручает журнал "Пчеловодство", с 1985-го выписываю, все подшивки храню. Многое там почерпнул и применяю в работе...
        Говорят, кондитеры терпеть не могут сладостей, которыми пресытились на работе. В отличие от них, семья пасечника Гордеева, как и ее глава, мед обожает. Да и как его не любить! Особенно такой вот, только что из сот, с непередаваемым ароматом и тающими на зубах мягкими кусочками целебного воска, наивкуснейший и полезнейший, настоящее чудо природы.
        С профессиональным праздником вас, отец и сыновья Гордеевы! Ваш благородный труд сродни врачебному, но если медики поправляют уже пошатнувшееся здоровье, то вы преграждаете путь болезням. Спасибо вам, живите в работе на радость людям!

Б. ХАБИБУЛЛИН. "Знамя труда" 17.08.2007

Назад

на главную страницу